К 80-летию заслуженного артиста РФ Юлиуса Кренделя

30 августа 2017 г.

По артистической привычке,

Играя, зажигать сердца ...

        (К 80-летию заслуженного артиста РФ Юлиуса Кренделя)

 

         Не каждому человеку удаётся пройти весь жизненный путь. Жизнь может оборваться на взлёте или в пору настоящей профессиональной зрелости. Так случилось с актёром Пермского областного драматического театра, заслуженным артистом Российской Федерации Юлиусом Кренделем.

         Он родился в злосчастном 1937 году, а ушёл из жизни в середине 90-х. 28 августа 2017 ему было бы 80 лет. Рос Юлик (так звали его в домашнем кругу) в актёрской семье, его отец Матвей Крендель был замечательным актёром-комиком Молотовского драматического театра (прежнее название театра, ныне Пермский Театр-Театр), заслуженным артистом РФ. В нём впоследствии и его сын, Юлиус, прослужил не многим более 30 лет, закончив в своё время студию при театре.

         Прошло чуть более 20 лет после ухода из жизни Ю.М.Кренделя. А жизнь театра продолжается. И настоящий момент станет со временем прошлым. Грядущие поколения артистов, может быть, оглянутся на нынешнее поколение пермских служителей Мельпомены с удивлённой улыбкой: смотри-ка, какие они были ... Хорошо, если вообще оглянутся. Будут другие люди и другие песни. Всё это так. И, тем не менее, каждый жизненный путь - самоценен, каждая конкретная жизнь – уникальна. В каком-то смысле (замечают психологи) каждый человек, даже очень общительный, проживает свою жизнь в одиночестве, складывая из мыслей и поступков свою, протянувшуюся во времени СУДЬБУ.

         Судьба! Она начинается с родного дома, с заботливых родителей, семейных традиций. У Юлиуса были не только любящие родители, но ещё и пример отца-актёра, который в каждой небольшой роли находил переливы смысла, так в конторщике Епиходове в «Вишнёвом саде», в добром приживале Вафле из «Дяди Вани» он воплощал трагикомическую суть характеров, искал душевную неоднозначность. Думается, эта чеховская деликатность в прикосновении к сложному внутреннему миру всякого человека не прошла для Юлиуса даром. Он стал актёром, бесконечно требовательным к себе, постоянно ищущим, более того – исключительно тревожным. Он многократно себя проверял психологически, интеллектуально, искал подтексты роли, её истоки и перспективу, черпал впечатления не только из жизненной практики, но и из книг, спектаклей гастролёров, художественных выставок, оперных и балетных спектаклей, филармонических концертов. Эстетически он был всеяден и неутомим. Немногим актёрам  и сегодня свойственна такая тяга к разнообразным видам искусства, потребность в саморазвитии. При этом роли, исполняемые им в театре, все, без исключения, были строго выверены, психологически глубоки и объёмны.

         Но вот беда, ему казалось, что играет он много меньше, чем может и должен, что часто простаивает не по своей вине. Это ощущение «недоигранности» посещало многих Больших актёров, например, Фаину Раневскую. Как известно, профессия актёра уникальна прежде всего тем, что человек единожды вступивший на театральную сцену, постоянно испытывает творческий голод, ему нужны новые и новые роли, преимущественно содержательные и желательно главные.

         В 1986 году Юлиусу Матвеевичу Кренделю накануне его 50-летия    было присвоено звание «Заслуженный артист РФ». Но это артистическое отличие не сделало его ни успокоенным, ни самоуверенным, скорее наоборот, степень ответственности перед собой и перед зрителями только увеличилась. Он часто приходил к нам, в театральный Союз, со своими сомнениями, размышлениями, предчувствиями. Без интеллектуальной рефлексии ему не жилось.

Юлиус Крендель сыграл десятки интересных ролей, но мне сегодня хочется вспомнить только четыре из них, которые всякий раз (а я смотрю один и тот же спектакль не единожды и по службе, и по душе) вызывали в моей душе глубокое сопереживание.

Начало 70-х годов. Роль Ноя в спектакле режиссёра Ивана Тимофеевича Бобылёва «Продавец дождя» по пьесе Р.Нэша. Ной – старший брат в американской фермерской семье, ведущий непростое сельскохозяйственное дело. Отец в этом деле уже не на первых ролях, брат ещё юношески легкомыслен, чересчур эмоционален, трудолюбивую, скромную сестру никак не удаётся выдать замуж при всей её редкостной порядочности. Ной ответственен за семью, всегда озабочен, педантичен и практичен сверхмеры. Он нетерпим к странностям людей, к их слабостям, жестко прямолинеен, невосприимчив к романтическим фантазиям. Перегруженный чувством долга перед благополучием семьи, переживающий за неудачи их хозяйства, он ограничен в самом главном чувстве человеческого и семейного общения – в чуткости. При этом Ной по-настоящему деловит и значителен. Нет, он не вызывает однозначного зрительского чувства: неприязнь к нему существует вместе с пониманием и даже сочувствием, ведь по-своему он самый активный и самоотверженный защитник  семейных интересов, только слишком рассудочный по отношению к себе и другим, где взять тепла и сердечности, когда природная трезвость и настороженность диктуют все правила жизни. Вот таким я помню актёра Ю.Кренделя в этой непроходной роли.

А образ Андрея Прозорова в «Трёх сёстрах» по пьесе А.Чехова (постановка И.Бобылёва) в 1976 году – признанная большая удача актёра, по мнению зрителей и известных театральных критиков. Печально было видеть, как в Андрее (Ю.Кренделя) постепенно исчезали сердечность, чуткость, преобладали мещанство и опустощенность, когда он непрестанно метался между женой, сёстрами и мечтой об университете, мечтами о духовной, наполненной жизнью.

1977 год. Роль Фарятьева для Ю.Кренделя (он играл её в очередь с артистом В.Дроздовым) была звёздная. Спектакль по пьесе Аллы Соколовой в постановке Андрея Матвеева превзошёл ожидания многих завсегдатаев драмтеатра. Театр «жил» ещё в старом здании (где сейчас реконструированный зал ТЮЗа). Там можно было говорить шёпотом. Казалось, слышно было, как актёр вздыхал. Свою полноту души, романтическую фантазию о небесном происхождении землян, чистоту своей любви и преданности молодой женщине, как и своё одиночество – всё это Фарятьев дарил не только любимой, но и нам, зрителям, взволнованным его талантом любви и потребностью взаимопонимания.

1981 год. Актёрский ансамбль спектакля «Ретро» по пьесе Александра Галина в постановке режиссёра Василия Богомазова отменный: народная артистка СССР Лидия Мосолова, заслуженные артисты Галина Васильева, Александр Корчажников, артисты Галина Нелина, Лидия Пильненко ... и Юлиус Крендель. Крендель играл главную роль – роль Леонида, хозяина дома и хозяина положения по жизни. Профессия его – оценщик антикварной мебели в комиссионном магазине. В советское время, как говорится, хлебная должность. А по образованию историк, выпускник университета, не чуждый философичности, искусствоведческих знаний, иронического мышления, а по существу деляга и спекулянт, с коррумпированным сознанием. Артист сыграл тогда, в те уже теперь далёкие годы, драму измены себе лучшему, сыграл капитуляцию перед пошлостью.

Наверное, и сегодня преклонение перед суперсытой жизнью обходится расплатой души. Неслучайно эта пьеса вновь – на афишах многих театров страны.

У Юли Кренделя была редкая жена, красивая, добрая, женственная. И звали её красиво – Роза. Но она ненамного пережила супруга. Живут в Перми его внуки и сын Борис, живём мы, старшее поколение пермских благодарных зрителей, друзья и коллеги.

Мы помним тебя и твои роли, Юлик, роли, которые предупреждают о печальных душевных метаморфозах.

 

Софья Ляпустина, вдумчивый  зритель,

Заместитель Председателя Пермского                          отделения Союза театральных деятелей России.

Добавить комментарий